Введение: «Сильвия Ильменская из Нарвы поделилась своими воспоминаниями о послевоенной Нарвы».

Введение

До 2-й мировой войны семья моей матери жила в Сийвертси неподалёку от еврейского кладбища. Мои рассказы – это записанные воспоминания моих родителей, бабушек и дедушек, о Нарве до-  и послевоенной, а также личные воспоминания о Нарве после войны.

Также здесь выложены статьи из старых газет и фотографии, найденные в бездонной глубине интернета.

В течение столетий Нарва пережила много войн и пожаров. Пожалуй, самыми опустошительными были пожар 1659 года и бомбардировка в марте 1944-го.

До упомянутого пожара участки были маленькими, и здания располагались близко друг к другу, внешние стены домов часто были пристроены к соседним. Это и стало причиной того, что город, состоящий в основном из деревянных домов, был уничтожен огнём. После этого пожара уже не разрешалось строить из дерева. В дальнейшем дома начали строить из камня, с каменной облицовкой или, по крайней мере, оштукатуренные.  Здания получили красивые красные черепичные крыши. Новый и красивый город в стиле барокко построили за 20 лет. Позже Нарву стали называть «жемчужиной Северной Европы». Если смотреть на старые фотографии и почтовые открытки, это название кажется абсолютно заслуженным.

Жемчужина Северной Европы.

Старый город в середине 1930-х годов. Источник: www.muis.ee

 

 

Во время 2-й мировой войны Нарва пережила несколько бомбардировок. В основном, бомбили железную дорогу и мосты. Но ни одна бомбардировка не была такой разрушительной, как налёт советской авиации 6-7.03.1944 г. Тогда практически был уничтожен весь старый город – наша жемчужина Северной Европы.

Историк архитектуры Евгений Кальюнди говорил, что после 2-ой мировой войны в списке охраняемых было 37 зданий. После 1950-го года большинство развалин снесли, как пережиток капитализма. До основания хотели снести и замок Германа, но, к счастью, в то время не нашлось столь мощной техники. Можно было бы восстановить стоящее ещё здание дома Петра Первого (ул. Пимеайа), документация по которому занимала на полке почти метр.

Начиная с 1949-го года мы с мамой жили на улице Ракверской у бабушки и дедушки. Помню время, когда ходили с мамой по городу, он был весь в руинах. Если вечерами задерживались там дотемна, тогда видела, как из подвалов разрушенных зданий просачивался тусклый свет. Там жили люди, вернувшиеся в родной город. Некоторые развалины можно было без особого труда отремонтировать и приспособить под жильё. У нас были родственники, которые жили в таких помещениях – в подвалах разрушенных домов в старом городе. Совершенно целых домов не было.

 В статье Мадиса Туудера «Построенная и не построенная Нарва эпохи сталинизма» были данные жилищного управления, согласно которым из 3162 городских зданий (по состоянию на 1941 г.) к 1945 году сохранилось только 198 или 6.3 % и отдельно взятой жилой площади даже меньше -5 % (включая Нарва-Йыэсуу). К данным цифрам следует относиться критически, поскольку неизвестны ни методика оценивания, ни её критерии. «Легче» всего шквал огня пережил стоявший вдалеке от центра города и имевший относительно редкую застройку район Паэмурру, где уцелело 32 дома, или примерно 25 % довоенной застройки. (В действительности в данном случае имелись в виду полностью сохранившиеся дома, которые можно было сразу начать использовать, явно не были учтены дома с небольшими разрушениями, которые было возможно привести в порядок быстро и подручными средствами, что и было сделано). Относительно немного пострадало и располагавшееся к северу от старого города Нарвское предместье, также с более редкой застройкой.

 

 

Нарва после бомбёжки 6.03.1944.  Источник:  www.muis.ee

 

 

 

Мартовская бомбардировка советской авиацией длилась двое суток. Нарва горела несколько дней. Был уничтожен старый город – «жемчужина Северной Европы», которую никогда уже не вернуть. В мартовской бомбардировке уцелели башня Александровской церкви и ратуша, но странным образом и по неизвестной причине были взорваны и они в июле 1944, когда в городе уже стояли советские войска. В Нарве не осталось ни одной церкви, кроме русской православной Воскресенской церкви. Этой церкви повезло потому, что её использовали в качестве азимута.

 

Перед наступлением советских вооружённых сил, в конце января 1944 года, правительство Германии объявило обязательную эвакуацию. Всё население было вынуждено покинуть город, под угрозой расстрела. Был выделен только один поезд, больше половины которого было занято немецкими военными. Естественно, все жители Нарвы в поезд не поместились. Уходили пешком, неся узлы и детей в руках или за спиной. Если были санки или велосипед, на которые можно было погрузить свои пожитки, было немного легче. Были и такие, кто вез скарб на телеге с лошадью. Обе стороны Таллиннского  шоссе были запружены эвакуирующимися из Нарвы.  Люди шли, не зная куда. Деревни, находящиеся неподалёку – Солдина, Хярмамяэ и т.д. были переполнены людьми. Когда фронт уже отодвинулся от границ Ида-Вирумаа, стали понемногу возвращаться. Повезло тем, кто смог вернуться сразу после окончания боевых действий под Нарвой, позже уже бывших нарвитян обратно не пускали, да и идти было некуда, не считая развалин и подвалов. Причина – В Силламяэ планировали создать секретный мощный завод по обогащению урана, который производил бы уран для советских атомных бомб. В Нарве собирались строить жильё для рабочих этого завода. Известно, что в 1948-1949 году Нарву вновь покидали люди, не получившие местной прописки. Без прописки никого не принимали на работу. Нарву заселили людьми, приехавшими из разных областей Советского Союза, в основном из России. Приезжали разные люди –трудолюбивые и замечательные, но приезжали и высланные из Ленинграда «за 101-й километр» мелкие жулики, хулиганы и карманные воры, бездельники, пьяницы  и проститутки.

Интересно то, что приехавшие из областей Советского Союза одиночки сразу получали место в общежитии. Супруги получали комнату в коммунальной квартире, семьи с детьми – даже квартиры.  Мои родители, бабушки и дедушки, чтобы решить проблему с квартирой, построили себе дома. У меня была прописка и жильё в доме матери. Я была замужем и в моей семье уже появился ребёнок. Годами стояла в очереди на квартиру, но когда очередь подошла, квартиру всегда отдавали какому-либо новоприбывшему специалисту или просто приехавшему. Мой диплом почему-то веса не имел. Наконец, терпение лопнуло, и я пошла на приём к председателю исполнительного комитета, чтобы попросить городскую квартиру. К моему большому изумлению, меня даже отругали, что живу в доме матери и хочу квартиру, а людям некуда идти и они должны ночевать на вокзале на своих чемоданах. Мне пришлось самой решать свой квартирный вопрос и купить жильё на втором этаже частного дома.

             Нарва моего детства была полностью в руинах. Город был отстроен заново, но это уже была совсем другая Нарва.

 

Старая Нарва 1946-1947 (фото Отто Неймана, из личного архива С. Ильменской). 

 

 

Восстанавливать город начинали немецкие военнопленные. В центре фото- сторожевая вышка. Фотографировать развалины, когда работали военнопленные, было строго запрещено.

Выложу  здесь  некоторые фотографии зданий до и после войны.

На фото внизу – Александровская церковь. Источник: www.muis.ee

 

Александровская церковь в конце 1944 года. Источник: www.muis.ee

 

Русский православный Воскресенский собор. Источник: www.muis.ee

 

Ратуша. С правой стороны виден угол биржи. Источник: www.muis.ee

 

Руины ратуши. Источник www.muis.ee

 

Ратушная площадь. Здание биржи вначале было с башней. Источник: www.muis.ee

 

Здание биржи поле войны. Источник: www.muis.ee

 

 

 

Share with:


Добавить комментарий