Ельдар Ефендиев: Художественная галерея стала визитной карточкой Нарвы

30 лет назад, 11 апреля 1991 под руководством Эльдара Ефендиева, на то время директора Нарвского музея, состоялось открытие Художественной галереи, расположившейся в здании порохового амбара на бастионе Глория. Эльдар Ефендиев рассказал в интервью, как некогда находившееся в плачевном состоянии здание с заплесневевшими стенами превратилось в центр художественной жизни Нарвы.

Именно под Вашим руководством Нарвский музей получил 30 лет назад ещё один филиал в лице Художественной галереи. Какая главная задача стояла перед галереей тогда, в 1991 году? Как галерея себе позиционировала и какую нишу заняла в художественной жизни города?

На наш взгляд Художественная галерея должна была стать своеобразным центром художественной культуры, опирающейся на коллекции музея и историю предыдущих времен, а также и современной художественной культуры – как местной, так и республиканской. Музей успешно сотрудничал с общеобразовательными и художественными школами города на постоянной основе в рамках городской программы, а также с Государственным художественным музеем, Союзом художников Эстонии и городскими объединениями художников. Хорошими партнерами музея были и туристические фирмы, с которыми заключались договоры по приему и обслуживанию гостей города. Можно сказать, что Художественная галерея стала «визитной карточкой» Нарвы.

На момент создания Художественной галереи Вы проработали на должности директора Нарвского музея более 10 лет. Что предшествовало открытию и с какими трудностями предстояло столкнуться в процессе подготовки?

Нарвский музей был городским учреждением и в связи с этим необходимо было добиться принятия решения о создании Художественной галереи городскими властями при поддержке Министерства культуры. Поддержку министерства мы получили после нескольких месяцев переговоров, а это означало и определенную экономическую помощь. С городскими властями переговоры заняли тоже несколько месяцев и когда город определился со своими экономическими возможностями, было принято Решение Городского исполкома, подготовленное музеем. Сложность была еще и в том, что здание, где планировалось расположить Художественную галерею, принадлежало заводу «Балтиец», а это Министерство среднего машиностроения СССР. Таким образом, параллельно необходимо было вести переговоры с заводом «Балтиец» и с Министерством СССР о передаче здания городу. Большую помощь и участие оказал В. И. Четвергов, бывший в то время Председателем Горисполкома, а до этого работавший в руководстве «Балтийца». Можно сказать, что без его поддержки такого быстрого позитивного решения не было бы.

А трудности только начинались. Здание было в плохом состоянии и самая большая проблема, возникшая в ходе реставрационных работ, оказалась в том, что была обнаружена плесень (грибок), покрывавшая практически все стены первого этажа. Специальная химико-биологическая лаборатория Эстонии около полутора лет занималась этой проблемой и только после избавления от плесени (грибка) возобновились реставрационные работы. В то время нас посещали мысли о том, что, может быть, следует отказаться от здания. И только уверенность специалистов, которые говорили, что все будет в порядке и, главное, не спешить, удерживало от принятия такого решения. 

Выбор в поиске подходящего места пал на здание порохового амбара 18 века. По каким критериям выбиралось место? Где хранилась художественная коллекция до 1991 года и выставлялась ли она каком-то виде до этого? Проходили ли художественные выставки на территории замка?

Когда возникла идея о создании Художественной галереи то рассматривались разные варианты ее размещения. В основном это были здания в черте старого города и это было принципиально. В обсуждении принимали участие активные жители города, входившие в Общество любителей истории, созданного при музее. И, насколько я помню, предложение о размещении Художественной галереи в бывшем Магазейне, высказали активисты Ю.Мазанов и Ю.Баранов на встрече с К.Тайдре. Несмотря на все возможные сложности, связанные с тем, что здание использовалось заводом «Балтиец» как учебно-производственная база, нам эта идея понравилась. Плюсов было много: и то что в черте старого города, и то что на бастионе Глория, и то что само здание 18 века, которое можно отреставрировать и сделать доступным как для нарвитян, так и для гостей города, а также и объем здания, который мог бы вместить художественную коллекцию, экспозицию и выставки. 

Художественная коллекция хранилась в фондах Нарвского Городского Музея – в бывшей полковой бане, перестроенной после войны под музей и, к сожалению, в не лучших условиях. Отдельные художественные произведения выставлялись в экспозиции музея. С открытием музея в Нарвском замке, художественная коллекция переехала на хранение в Каменный зал замка, а часть музеалов нашло место в экспозиции и на выставках в самом замке.

В середине 1980-х на одной из встреч с местными художниками (В.Кузнецов, В.Титов, Л.Дмитриева, В.Ланцова, Н.Кобзев, Б.Уваров) родилась идея о проведении Дня художника на территории Большого западного двора Нарвского замка. Центральное место отводилось большой выставке работ нарвских художников. Первый праздник провели в 1985 году в последнее воскресение мая. В разное время День художника организовывали и в Замковом парке.

Менялся ли в дальнейшем первоначальный курс и миссия галереи?

Первый период можно охарактеризовать как становление Художественной галереи и освоение практик художественных музеев с учетом городской и республиканской специфики. В 1991 году Нарвский музей и Художественная галерея стали республиканскими учреждениями и это так же существенно влияло на характер деятельности.

Как известно, основа художественной коллекции Нарвского музея была сформирована ещё в начале 20 века супругами Лаврецовыми. После чего в 40-вых годах пережила эвакуацию. Часть работ начали возвращать в музей лишь после 1949 года, а часть так и осела за пределами Нарвы. Приходилось ли Вам заниматься вопросами возвращения некоторых экспонатов из довоенного музея?

После открытия музея в Нарвском замке и деятельности по созданию Художественной галереи музей стал заниматься выяснением местоположения части коллекций, оставшихся в музеях Эстонии, Ленинграда и области. Это касалось как коллекции Лаврецовых, так и коллекций Дома Петра I. По некоторым коллекциям удалось выяснить местоположение, но процедура возвращения оказалась очень сложной.

Большую роль в становлении Художественной галереи сыграла её первая заведующая Карин Тайдре. Как складывалась Ваше с Карин совместная работа? Давали ли Вы полную автономию галерее как отдельному культурному учреждению или же задавали направление сообща? Каким для Вас осталось в памяти время вашей совместной работы в Нарве?

Во-первых, представление о том какой должна стать Художественная галерея, какая у нее может быть стратегия и задачи вырабатывались совместно на протяжении не одного года. Во-вторых, К.Тайдре осваивала практику в лучших музеях Ленинграда и не только, и в результате стала профессионалом высокого уровня. В-третьих, система согласования предоставляла возможность осуществлять деятельность достаточно автономно. Тем более, что К.Тайдре выполняла непростую работу. Она отвечала за организацию подготовки художественной коллекции к экспонированию, а это и организация реставрации музеалов в ведущих реставрационных мастерских ленинградских музеев, и подготовка, собственно, экспозиционного плана и плана оформления экспозиции. К.Тайдре отвечала за программу пополнения художественных фондов и сотрудничала с Министерством культуры, союзами и объединениями художников. Все художественные выставки музея и День художника были на плечах К.Тайдре. Помимо этого, часть программы работы со школами так же входило в ее обязанность, как и подготовка экскурсионных программ.

К.Тайдре была высокопрофессиональным и трудолюбивым сотрудником. Не случайно ей было присвоено звание Почетного гражданина города Нарвы.

Вы покинули должность директора Нарвского музея в 1999 году, посвятив музею на тот момент 20 лет своей жизни, 8 из которых в Вашем подчинении находилась и галерея. Насколько сложно или легко далось решение об уходе? Всё ли из задуманного успели воплотить в жизнь на посту директора музея?

С одной стороны – сложно, так как мне и ранее предлагали разные «высокие» должности, а я отказывался, так как считал и видел себя только музейщиком. Да и сроднился я за эти годы со своим коллективом. С другой стороны, мне казалось, что удалось создать такую жизнеспособную модель музея, которая может обойтись и без меня, а я должен освоить иные сферы деятельности.

К сожалению, не все удалось осуществить, а именно: не была создана экспозиция по истории археологических культур нашего края, как и по истории города ХХ века. Для современных нарвитян это очень важно. Не удалось довести до конца реставрацию Восточного флигеля Нарвского замка.

Исходя из опыта Вашей долгой работы на посту директора музея наверняка у Вас есть, что пожелать галерее в дальнейшем. Каким Вы видите вектор развития галереи в дальнейшем, и есть ли что-то, что должно, по Вашему мнению, остаться неизменным?

Музей останется музеем ровно на столько, насколько сможет сохранить свой классический фундамент. В то же время современность заставляет музей быть подвижным и реагировать на изменения в жизни общества.  Приведу один из стратегических примеров. В так называемое «постиндустриальное время» обратили внимание на историко-культурную среду, как один из ресурсов развития общества. Музей всегда в своей деятельности был элементом данной среды. Но актуализируя и развивая историко-культурную среду как ресурс уже недостаточно осуществлять деятельность в рамках стен музея. Необходимо «выйти за пределы стен» и включиться в данный процесс уже не только как элемент, но и как один из генераторов процесса.

 

Share with:


Добавить комментарий