Сильвия Ильменская «История дома престарелых для верующих старых дев немецкого происхождения»

На фото: это красное двухэтажное кирпичное здание когда-то должно было стать домом престарелых для верующих старых дев немецкого происхождения. Фотография: Виктор Ойтсар, из собрания С. Ильменской.

Эту историю нужно начать с истории семьи Суттгоф. Суттгофы, несомненно, были одним из самых могущественных родов Нарвы с большим влиянием в магистрате. Они были родом из Любека, откуда в XVII веке переехали в Выборг в Финляндии. В основном они зарабатывали на жизнь ремеслом. Некоторые из них также смогли стать ратманами в Выборге. Потомки Иоакима Суттгофа (1644-1679) остались жить в Выборге, где их можно было встретить еще в 19 веке. Лоренц Суттгоф (1669 — примерно 1736) первым переехал в Нарву. Он основал старшую ветвь рода, мужская линия которой прекратилась в 1854 году. Брат Лоренца,  Выборгский ратман Иоахим (Йохум) Суттгоф (? — до 1741 г.), не переехал в Нарву, но это сделали трое его сыновей. С него началась семейная линия, которая была жизнеспособной еще в начале 20 века. В течение двух столетий в состав магистрата Нарвы в качестве ратмана или бургомистра входило целых 7 Суттгофов! Oни были представлены больше, чем любая другая нарвская семья. Однако, в качестве помещиков обосноваться не получалось. В 1755 году Эдизе (Schloss Etz) принадлежал нарвскому ратману Иоахиму Иоганну Суттгофу (1704-1763) как залоговое владение. В начале века Хермамяэ (Хермансберг) временно находился в пользовании Ганса Отто Суттгофа (до 1703-1753/1771). (Данные из Википедии)

 

Нарвские Суттгофы были очень богаты, у них было много недвижимости, и они охотно делали пожертвования.

 

Прихожая дома семьи Суттгоф.

А. Нормак, художник.

 

11 января 1937 года в «Пяэвалехт» № 11 появилась одна интересная статья. Опубликованную статью привожу в полном размере и без изменений.

_________________________________________________________________________

«Угроза проклятия большого состояния».

 

Имущество бывшего миллионера на окраине Нарвы получит надежного хозяина. Для верующих старых дев немецкого происхождения зарезервировано место в нарвском доме для престарелых.

Решением правительства республики были отчуждены три земельных участка на окраине Нарвы вместе со зданиями и другими принадлежностями, таким образом был распутан своеобразный Гордиев узел в вопросе использования имущества нарвского миллионера Суттгофа. Имущество не использовалось более двадцати лет, потому что условия завещания не предусматривали ни малейшей возможности сделать это. Недвижимость, три участка и здания, принадлежалa бывшему миллионеру Суттгофу. У Суттгофа было много домов и имущества в Нарве. Он довольно легко делал пожертвования на благотворительность, но при этом он заключал договор определенного содержания, в котором была указана конкретная цель использования имущества. Так, миллионер Суттгоф на основании завещания пожертвовал из своего огромного состояния три участка на окраине Нарвы «для богадельни для верующих старых дев немецкого происхождения». На участке был большой парк, который должен был остаться для прогулок набожных старушек. Здание дома престарелых миллионер пообещал построить за свой счет. И строительство здания уже началось в прошлом веке (т.е. в 19 веке). Старый миллионер умер, и строительство остановилось. На основании завещания сын продолжил строительство согласно воле отца. K 1914 году у большого кирпичного здания уже была крыша. Затем началась мировая война. Строительство остановилось, а к 1920 году, когда наступило мирное время, умер и сын миллионера. Состояние семьи бывшего миллионера иссякло. Оно досталось наследникам, которые и не думали о доме престарелых. Были назначены попечители имущества, которые стали им распоряжаться. Во время войны (здесь имеется в виду первая МВ) был разрушен знаменитый Суттгофский парк, а во время бомбардировок на острове Сийвертси загорелись и были разрушены дачи Суттгофа. В последнее время большой земельный участок использовали для сенокоса и одну часть как садовый участок. A недостроенное здание разрушалось. У Нарвского самоуправления вопрос об использовании дома стоял на повестке дня не один раз. Здание подошло бы под школу, больницу или под дом престарелых. Но завещание не давало такой возможности. К слову, в завещании есть один пункт, в котором завещатель грозит проклятием тем, кто нарушит условия завещания и будет использовать имущество не для целей, указанных в завещании. Эта угроза проклятия бывшего миллионера висела над имуществом на окраине Нарвы более двух десятилетий. Было ясно, что условия завещания невозможно выполнить. Теперь наконец этот сложный узел распутан. У Нарвского «сиротского cуда» есть возможность реализовать имущество. По слухам, часть недвижимости вместе со зданиями получит 1-я артиллерийская группа. Кирпичное здание будет достроено, и артиллеристы получат подходящие помещения. Город хочет оставить в своих руках часть земли и создать там народный парк. Фактически, это будет приведением в порядок бывшего знаменитого Нарвского народного парка. Кстати, в 1912 году в Суттгофском парке проходил певческий праздник эстонских поселений. Чтобы выполнить требование завещания Суттгофа, деньги, полученные от продажи имущества, будут использованы для создания «дома престарелых для верующих старых дев немецкого происхождения», если возникнет такая необходимость. В доме престарелых в Нарве останется одна комната, где можно было бы поселить этих старых дев, если таковые найдутся. Таким образом немедленно выполняется условие завещания, поскольку в данной ситуации завещание – это всего лишь буква закона, которую невозможно выполнить даже при большом желании.

__________________________________________________________________________________________

 

Газета не пишет о том, нашлись ли все-таки «верующие старые девы немецкого происхождения», которым требовался бы дом престарелых.

 

Таким образом, после сделки 1-я артиллерийская группа получила свое здание на нынешней улице Йыэсуу, завершила строительство и въехала.

 

15 марта 1924 года 1-й артиллерийский полк под командованием подполковника Хуго Каулера был преобразован в «1-ую артиллерийскую дивизию».

 

На фото: Хуго Каулер, подполковник.

В составе дивизии было две артиллерийских группы: 1-я группа в Нарве, сформированная из 1-го артиллерийского полка 1 апреля 1924 года, и 2-я, базирующаяся в Раквере, сформированная из 1-й крепостной артиллерийской группы.

 

Основателем и командиром 1-й артиллерийской группы (1924-1938) был майор Эрих Йоганн Фридрих Тоффер (на фото).

В состав группы входили батареи времен Освободительной войны под номерами 1-3, позже добавилась батарея номер 4 (бывшая полевая батарея номер 17). Одной из целей новой организации было экономическое упрощение: исчезло хозяйство батарей, независимой хозяйственной частью с 15 марта 1924 года стала артиллерийская группа. Новая организация предусматривала объединение батарей в Нарве, что и было сделано к осени.

Так как группа стала одним целым, в жизни офицеров и служащих возникли традиции принятия новичков, проводов старших служащих, отмечания праздников и т.д.

Популярным увлечением стал конный спорт; 12.09.1926 на конных состязаниях 1-го артиллерийской дивизии группа заняла первое место.

С начала 1939 года на вооружении группы в общей сложности было 12 русских пушек (до 76 мм) в трех легких пушечных батареях и две немецкие гаубицы (150 мм) в тяжелой гаубичной батарее (4-ой батарее) в Ольгина.

 В состав группы входили 25 офицеров, 54 сверхсрочнослужащих, 254 военнослужащих и 4 государственных служащих. У группы было также 226 лошадей. Самой большой проблемой являлась нехватка офицеров. По состоянию на 27.09.1939 из 24 офицерских мест одно оказалось вакантным, а еще 7 незаполненными в связи с длительными командировками и болезнями. Из четырех артиллерийских батарей только для второй (учебной батареи) было предусмотрено 4 офицера. В двух других было по 2 офицера и еще в одной всего один офицер. По оценке начальника группы (1938-1940) майора Рудольфа Круппа с таким количеством офицеров воинская часть не могла успешно пройти обучение или справиться с заданиями по прикрытию.

Первая артиллерийская группа прекратила свою деятельность 1 октября 1940 года и была окончательно ликвидирована 20 декабря 1940 года.

Гаражи артиллерийского оружия находились на нынешней улице Харидусе, в одноэтажном здании из плитняка напротив стадиона, где в послевоенное время в течение долгих лет была мебельная фабрика, а теперь – ресторан и магазины.

На фото: Пушка батареи номер 2 на позиции у мызы Вяйке-Солдина. Первый справа – начальник батареи капитан Тыниссон, второй справа – начальник полка капитан Каулер.

77-мм немецкая полевая пушка M1916.

На фото: 76-мм русская M1902.

 

Началась Вторая мировая война. Суттгофский парк превратился в кладбище немецких солдат.

________________________________________________________________________

10 марта 2006 года «Нидерланд» в Нарве писал:

Господин Древинг любезно поделился следующей информацией о нарвских кладбищах и местах захоронений. Прежде всего, стоит обратить внимание на Суттгофский парк: имеем дело с крупнейшим военным кладбищем в Эстонии. Захоронения появились уже в 1941 году, и во время всей войны на кладбище хоронили привезенных с Ленинградского фронта и умерших в госпиталях. Всего на кладбище покоятся примерно 15000 погибших. Сохранилась только половина кладбища, часть со стороны города была полностью застроена. С застроенной части смогли перезахоронить свыше 300 погибших. В конце кладбища со стороны Нарва-Йыэсуу есть какие-то канавы, куда вперемешку складывали умерших (вероятно так русскими были похоронены немцы, выкопанные где-то в городе). Эти канавы будут исследованы в ближайшее время. (…)

__________________________________________________________________________

После войны лишь немногие коренные жители знали, что в Суттгофском парке находится солдатское кладбище. Новые жители Нарвы об этом ничего не слышали. В этой зеленой зоне пасли животных, делали пикники, косили траву для коз. В первую половину 1960-ых годов в парке разводили городские костры к Ивановой ночи. Мои родители запретили мне участвовать в этих мероприятиях, называли его «праздником на костях». Само место, находящееся на высоком берегу у реки рядом с дорогой на Нарва-Йыэсуу, действительно красивое.

 

Облагороженное и обозначенное крестами и могильными холмиками кладбище снова открыли в 1999 году, но в отличие от многих других находящихся на территории Эстонии немецких военных кладбищ, это кладбище действует до сих пор. Здесь и в наше время перезахоранивают прах найденных в Эстонии немецких солдат. Кладбище обслуживает “Küste” OÜ, финансируемое Германией.

Фото: Ворота немецкого военного кладбища в Нарве в Суттгофском парке (Йыэсуу 35)

 

После войны в большом кирпичном здании расположилась Нарвская тюрьма, которая действовала вплоть до 1960-ых годов. Там держали как правило политических заключенных. Вокруг здания построили мощную стену. Заключенные искали контакта с горожанами следующим образом: писали свое имя и небольшой рассказ о себе на клочке бумаги, оборачивали записку вокруг камня и перебрасывали через стену. Кто находил записку, мог подобным образом начать общаться с заключенным и приносить ему передачи с продуктами. Порядки в тюрьме были, мягко говоря, странными: если случалось так, что заключенный умирал, об этом зачастую своевременно не сообщали близким, зато продолжали принимать передачи. Близкие узнавали о смерти родственника лишь из писем сокамерников. Заключенных хоронили на кладбище Сийвертси, а в качестве обозначения могилы использовали кусок доски, прибитый к колу. Вместо имени на нем химическим карандашом писали номер заключенного. Случалось и такое, что между заключенными и горожанами возникали романтические чувства и даже любовь. Иногда с любимым человеком, найденным по «каменной почте» вступали в брак. Проходя по улице Йыэсуу мимо тюрьмы, можно было увидеть, как заключенные размахивают белыми платками из окон второго этажа перед прохожими.

После ликвидации тюрьмы в здании долгое время были расположены производственные цехa Общества слепых, где производили масляные фильтры для автомобилей, упаковки для тортов, капроновые щетки, а также нарезали бумагу. Люди с нарушением зрения дома плели сетки из капрона, которые все городские жители использовали для переноса купленных на рынке или в магазине продуктов. Сейчас в здании размещены несколько предприятий, производственные помещения, а также Общество слепых.

 

Share with:


Добавить комментарий