Сильвия Ильменская «История молочной промышленности и стоек для молочных бидонов»

 

На фотографии: Нарвский молокозавод в первой половине 1960-х годов. Вид со стороны Таллиннского шоссе.

 

До Второй мировой войны Нарвский молокозавод находился на Таллиннском шоссе. В далеком прошлом Таллиннское шоссе проходило в другом месте, к северу от Старого города, и частично совпадало с нынешней улицей Раквере (Большой Ревельский тракт). Направление современного Таллиннского шоссе было определено в 1822 году после постройки Петровских ворот (Петровские ворота не сохранились). Новое построенное шоссе получило название Ревельское шоссе. На городском плане 1905 года оно носит такое же название (по-эстонски Reveli maantee). На городских планах 1912, 1927 и 1929 гг. улица носит название Таллиннское шоссе, но на плане 1940 г. названо Таллиннской каменной дорогой.

В 19 веке по обе стороны Ревельского шоссе появляется Петровский форштадт (предместье). Во время Второй мировой войны почти все постройки были разрушены, а большинство улиц Петровского форштадта исчезли. На их месте построены новые дома и сеть улиц.

До Второй мировой войны в Нарве находилось Нарвское молочное сообщество по адресу Таллиннское шоссе 7, телефонный номер 217. Молоко привозили частные лица как из города, так и из окрестных деревень, а также из крупных скотных дворов. С приходом Советской власти молочные сообщества были национализированы. Здание немного пострадало во время войны и было восстановлено.

В 1952 году в Нарве открылся новый городской молокозавод. Молоко привозили из окрестных совхозов, позднее даже из-под Раквере, из Виру-Яагупи. Продолжался сбор молока из частного сектора в деревнях около Нарвы.

 

Владельцами коров были построены стойки для молочных бидонов для передачи молока. Некоторые помосты были красиво оформлены. На этих стойках были емкости для молока и книжка учета, в которую приемщик записывал количество полученного молока. Молоко со стоек было удобно переливать в автоцистерну или бидоны молокозавода. Молоковоз приезжал в определенное время, и к этому времени в деревнях у стойки собирались хозяйки с бидонами, здесь можно было рассказать и послушать все деревенские новости. Стойку для молочных бидонов сегодня можно сравнить со страницей в Facebook. Молочные стойки можно было встретить также и у дороги в окрестностях Нарвы.

Приемщик брал из бидона пробы молока, по которым определялось среднемесячное содержание жира в молоке. В начале следующего месяца приемщик выдавал каждому владельцу коровы деньги, сумма зависела от количества и жирности молока.

На фотографии: хозяйки собираются у помостов с бидонами, чтобы сдать молоко и обменяться новостями. Фото: Maaleht, delfi.

Прием молока. Фото из Õhtuleht.

 

Вспомнилась одна история, которая случилась с моим бывшим коллегой. Александр на тот момент совсем недавно переехал из Москвы в Эстонию и, устроившись на работу, решил познакомиться со своей новой родиной поближе. Сел в машину и отправился в путь с небольшой компанией. Его спутники тоже ни разу не путешествовали по Эстонии. Прошла пара часов с начала путешествия, и они заметили, что у дороги стоят какие-то стойки с молочными бидонами. Это сразу привлекло их внимание. Когда по пути им встретилась очередная такая стойка, Александр остановился и вышел из машины, чтобы узнать, в чем же дело. Бидон был полон молока, но никакой таблички или ценника рядом с ним не было. Возник вопрос – для чего у дороги стоят эти странные стойки с молочными бидонами? В конце концов решили, что молоко все-таки выставлено на продажу. В машине нашли стаканчики для кофе, в которые налили молока, и сразу же выпили. Молоко оказалось очень вкусным, и путешественники напились им досыта. За такое вкусное молоко нужно и хорошо заплатить, решила компания. Они положили деньги под бидон, поблагодарили хозяйку и корову, которых не было видно на горизонте, и поехали дальше. Позже, на работе, Александр рассказал о своих впечатлениях от поездки и не забыл упомянуть случай с молоком. Ведь это довольно странно – выставить молоко на продажу, но при этом не прикрепить ценник к бидону. Да и половника тоже рядом не оказалось, чтобы налить молоко. Когда Александру объяснили, что молоко на самом деле было выставлено для молоковоза, все засмеялись. И больше всех смеялся Александр.

 

Стойка для молочных бидонов. Рисунок Л. Кару, 1975. Harjuelu.ee

 

На сегодняшний день стойки для молочных бидонов утратили свое предназначение, потому что уже не целесообразно покупать молоко от одной-двух хуторских коров. Исчезли и коровы с мелких хуторов. Дорожный департамент потребовал убрать находящиеся у дорог стойки. Остались только единичные стойки, расположенные вдали от проезжей части. Хутора экспонируют их в качестве музеалов.

 

Сохранившееся с довоенных времен каменное здание молокозавода в Нарве было двухэтажным. На первом этаже находились производственные помещения, на втором – комнаты общежития и квартира для работников. Попасть на второй этаж можно было через дверь со стороны Таллиннского шоссе. К. Сираск, один из директоров предприятия, жил какое-то время со своей семьей в этой квартире. В производственные помещения можно было попасть или подъехать на молоковозе через ворота на улице Пушкина.

Временем большой реорганизации считается 1963 год, когда в Эстонии было ликвидировано большинство подотраслей и сепараторных пунктов. У Нарвского молокозавода был такой пункт в Вайвара, а также молочные пункты в Солдино, Водова, Турсамяэ и Синимяэ.

 

Нарвский молокозавод развивался, в связи с чем были открыты новые производственные линии. Построили новый холодильный цех, котельную и другие подсобные помещения. 1 июля 1972 года жители Нарвы получили сметану, изготовленную на обновленном производстве. В 1980 году нарвский молокозавод  стал нарвским цехом молокозавода Йыхви.

 

Из окна помещения, находившегося на первом этаже здания со стороны Таллиннского шоссе, где ранее была парадная дверь, начали продавать горожанам молочные продукты: молоко в тетрапакетах, сметану, творог, сырки и мороженое. Особой популярностью пользовались мороженое и творожные сырки. Многие нарвитяне помнят это до сих пор.

 

12 августа 2016 года в газете «Постимеэс» появилась небольшая статья, написанная Аннели Аммас.

________________________________________________________________________________________

«История Дэвида»

В 1990-х годах Дэвид Данкин, будучи еще маленьким нарвским мальчиком, часто ходил вместе с друзьями на Нарвский молочный комбинат за мороженым в вафельном стаканчике. Дэвид уже давно не живет в Нарве, молочного комбината больше не существует, а его любимого лакомства уж и подавно.

________________________________________________________________________________________

О последнем директоре Нарвского молочного комбината, который занимал эту должность вплоть до бомбардировки в марте 1944 года, писали в газете «Вооремаа».

 

«Вооремаа», 22.03.2004. Статья Вайке Кяосаар «Из Мульгимаа в Пыльтсамаа через Нарву».

________________________________________________________________________________________

«Я был довольно опытным молочником, поэтому меня и взяли сюда в Пыльтсамаа на работу», – рассказывает Эдуард Силд. В самом начале причиной некоего противостояния стало то, что он прибыл в Пыльтсамаа из Нарвы. Однако, когда выяснилось, что речь идет о родившемся в Мульгимаа и там же выросшем парне, члены правления молочного общества были настроены на позитивный лад.

Место, где родился Эдуард, находится в волости Тарвасту, в деревне Мыннасте. Его отец был родом из Германии и в свое время занимал должность специалиста по молочному хозяйству на местной мызе. Однако он отправился на Первую мировую войну и погиб в первые же дни, не успев даже официально жениться. Эдуард был единственным ребенком в семье и воспитывался мамой и дедушкой. Несмотря на то, что он никогда не видел своего отца, Эдуард пошел по его стопам и связал свою жизнь с молочным хозяйством. Сначала маслодел в Мыннасте взял Эдуарда временно к себе на работу в качестве весовщика. Но получилось так, что Эдуард остался на этой работе дольше, чем предполагалось, и стал обучаться молочному делу по примеру маслодела в школе Ыйсу. Сейчас одноклассники смотрят на Эдуарда с фотографий в альбоме. Все красивые, молодые ребята. “Девочек в то время не принимали в школу. На маслобойне было много различных машин, именно поэтому ремесло считалось исключительно мужским”, – объясняет Эдуард.

По окончании школы он отправился на службу в эстонскую армию. Затем он стал руководителем молокозавода в Нарве. Так и прошли семь лет до судьбоносного 1943* года, когда в Нарве началась принудительная эвакуация. Так как у предприятия было два автомобиля, а Эдуард имел водительские права, дела с перевозкой работников и их вещей обстояли существенно лучше, нежели у многих других. Однако нужно помнить, что на преодоление расстояния в 50 километров уходил целый день.

________________________________________________________________________________________

*В статье есть неточность. Принудительная эвакуация началась в Нарве в конце января 1944 года, а не в 1943 году. (замечание С. Ильменской)

 

Нарвский цех закрыли в конце 1990 года. Недвижимость приобрело частное лицо, впоследствии здания были снесены. Сейчас на этом же месте идет строительство магазина немецкой торговой сети Lidl.

 

Share with:


Добавить комментарий