Сильвия Ильменская «Немного обо мне.»

 

Будучи ребёнком, родившимся после 2-й мировой войны, я всегда любила находиться в обществе взрослых людей и слушать вечерами их разговоры. Может, потому, что никаких детских игрушек тогда и не было. Помню, что мамма, то есть бабушка шила мне тряпичных кукол, но я особо ими не играла. Старший из моих дядей, Вальтер, сделал мне из спичечного коробка, резинки, катушки и чего-то ещё самодвижущуюся «машинку» — это было гораздо интереснее. Позже у меня появилась и одна покупная кукла, но меня скорее интересовало, что находится внутри этого тела, покрытого одеждой. В конце концов, проковыряла дырку, и оттуда вывалились опилки, обрывки ниток и куски тряпок. Эти разноцветные клочки ткани очень мне нравились своей пестротой.

Я с мамой и куклой

Мы жили в Нарве на улице Ракверской. Летом нравилось копаться в земле на огороде и искать сокровища. Сокровищами были цветные осколки стекла и куски битой посуды. Через помытые в луже цветные осколки так здорово было разглядывать небо, дома, деревья и многое другое. Осколки кухонной посуды тоже были ценностью, но на них должен был быть узор, чем красивее, тем круче. Эти кусочки можно было использовать как кукольную посуду. А особенно ценными сокровищами считались различные пустые аптечные пузырьки и флаконы из-под духов. Из них получались куклы. Пробка была головой. С дерева срывался листочек, в середине листочка протыкалась дырка, сквозь которую просовывалась пробка, то есть голова, и листочек закреплялся вокруг бутылочки стебельком. Платье было готово, кукла одета. Так в играх проходили летние дни.

Зимой занятия были другие. Днём можно было играть с соседскими детьми в снежки, строить крепости, лепить снеговиков. Катание на санках было большой радостью и весельем. А когда у взрослых людей были закончены дневные дела, животные в хлеву обихожены, и ужин тоже уже съеден, в комнате начинались другие дела, вечерние. Главным образом чесали шерсть, пряли или ссучивали пряжу, вязали, наконец, и эта работа сопровождались разговорами. Эти беседы начинались осенью и заканчивались весной. Чаще всего к нам приходила какая-нибудь родственница или кто-то из хороших знакомых, со своим вязанием, и тогда разговаривали о земле и погоде, о родственниках и знакомых, о тех, кто пропал в войну или оказался далеко от Нарвы. Эти разговоры были очень интересными. Я сидела, открыв рот, и слушала. Говорили о жизни в Сибири в царское время, о довоенной жизни, о военных мытарствах, текущих заботах, старой Нарве и разрушенной Нарве. Будучи уже большой девочкой, в школьные годы, я записала некоторые истории в тетрадь. Ещё позже, вырезала из газет интересные фотографии и статьи, описывающие прежнюю Нарву. К сожалению, эти заметки и вырезки не сохранились. Моё детство было хорошим, интересным и запоминающимся, со своими занятиями и друзьями.

Я на леснице

Интересно, что в школе уроки истории меня особенно не интересовали, а вот история родных мест, Нарвы, судьбы родственников очень интересовали тогда, и интересуют до сих пор. Чем старше я становилась, тем больше рос и интерес. Краеведения в наше время в школе не было. К настоящему времени уже записаны истории моих отца и матери, а также родни со стороны отца.  Для меня это было очень интересное исследование, так как о своём отце знала очень мало, и ещё меньше — о его родственниках. Благодаря этому исследованию я узнала, что являюсь нарвитянкой в четвёртом поколении. Может быть, и не только в четвёртом, но я не углублялась в более старые церковные книги, и данных о более ранних временах у меня просто нет. Исследование родственников со стороны матери готово наполовину. Отложены материалы также о родне со стороны деда – маминого отца, и в планах также более глубоко изучить родню другого деда- папиного отца.

Я также сохранила материалы о людях, которые родились или жили в Нарве, и тем или иным образом прославились в Нарве ли, Эстонии или даже вдали отсюда. Для разнообразия записала воспоминания, как свои, так и своих близких и знакомых, о старых строениях Нарвы, их владельцах и жителях. Меня интересуют также и истории наименований улиц.

Воспоминания всегда интересны, так как люди могут одно и то же помнить немного по-разному. Я думаю, что все они правы, это воспоминания об определённых вещах в определённое время и в определённом настроении. Я изучала старые довоенные газеты, рассказывающие о старых зданиях и строениях Нарвы. В бездонном интернете тоже зачастую можно разыскать интересные данные. Так и получились эти истории и понемногу их становится всё больше. Надеюсь, что они будут вам интересны.

Весна, 1965

Share with:


Добавить комментарий